Я платила за их сладкую жизнь. 2 часть

             

Я платила за их сладкую жизнь (женская история). 2 часть

Читайте 1 часть — Здесь

Той ночью практически не спала: взвешивала все «за» и «против». Больше всего переживала за Олю… В этом году у нее выпускные экзамены, она должна поступать в университет. Но, с другой стороны, откуда на все это брать деньги? К утру я уже совершенно точно знала, что соглашусь.

Перед отъездом решила заняться консервацией. Помню, в ту осень подвал был заполнен до отказа.

— У вас больше ста банок огурцов, много сливового варенья, салатов и соков, — лихорадочно перечисляла дочери. — В морозильнике — несколько пакетов вареников и пельменей… Консервы в кладовке…

— Мама, не переживай ты так, мы справимся, я ведь тоже уже умею готовить, — уверяла Оля. — Поезжай, мы не пропадем.

Наконец я уехала. На этот раз почти не нервничала: дорога, люди — все знакомо и немного привычно…

Я полюбила прогулки с Хельгой, которая очень напоминала мне мою бабушку по маминой линии. Мы неплохо ладили со старушкой. Вечерами помогала ей расчесывать волосы, делала массаж. Хотя временами у нее случалось плохое настроение, и она могла сделать что-то мне назло. Например, прямо перед отъездом на семейное торжество Хельга специально подставила голову под душ.

— Я целый час делала ей прическу, — на ломаном немецком пыталась я объяснить Маргарет причину нашего опоздания. Хельга с мокрой головой стояла в ванной, а ее вспыльчивая дочка подбежала к ней и сильно ударила старушку по рукам. Именно тогда я поняла, что больше никому не позволю обижать Хельгу. Она, как беззащитный ребенок, прижалась ко мне и тихонько заплакала, а я нежно успокаивала ее, говоря на своем родном языке. Но старушка, похоже, все понимала.

— Маргарет, если вы хотите, чтобы я и дальше работала у вас, то не позволяйте себе больше такого…

Та смутилась и только молча, кивнула. Все это время тоска по дому была намного сильнее, чем в первый раз, тем более что впервые в жизни я проводила Рождество без своих близких. Как же скучала, как тосковала по праздничному столу в родном доме, по колядкам! В вечер перед сочельником я закрылась в своей комнате и в сотый раз перечитывала письмо от Оли, которое она прислала мне вместе с испеченными ею пряниками: «Я надеюсь, что они дойдут до тебя свежими.

Готовила их по твоему рецепту. Помнишь, с каким аппетитом мы с Мишкой всегда съедали их…» Читая письмо, я грызла сладости, они действительно были мягкими, но от моих слез… Рождественские праздники в Германии оказались какими-то показными. Дом был весь в украшениях, а залитый светом лампочек двор выглядел, как в сказке. Но все же это было не то.

Мне больше нравился вид припорошенной снегом сосны за окном кухни, наши старые шарики на елке, жаркий огонь в печке. Я звонила близким почти каждую неделю. Очень скучала. И однажды Максим сделал мне замечание:

— Мы тоже здесь тоскуем по тебе, но если ничего не произошло, не звони так часто, ведь это деньги.

— Конечно, ты прав, — торопливо согласилась я.

Но все же мне стало обидно. «Разве он может понять, как мне одиноко? Возле него дети, друзья, все привычное и родное. И вообще, кто на эти телефонные разговоры зарабатывает?» Однако обида быстро прошла, и я действительно начала реже звонить домой. Стала экономить на всем. Один день в неделю у меня был выходной. Обычно я встречалась с Аней, которая работала неподалеку, и с другими украинками. Теперь же стала избегать этих встреч. Они вечно мотались по магазинам, покупали сладости, ходили пить пиво, а ведь это стоило немалых денег.

—Ты что, Светка, ведь такую кофточку дома не купишь! А в этом магазине все намного дешевле, — убеждала меня Аня, отлично знавшая местные бутики.

— Мне бы хотелось отложить побольше денег до отъезда, поэтому не могу себе этого сейчас позволить.

Я засыпала в своей маленькой комнатке в доме Хелъги и мысленно пересчитывала, сколько евро заработала и сколько это будет в пересчете на гривны… Незаметно прошла зима, потом весна. Из дома получила хорошие новости. Оля прекрасно сдала выпускные экзамены и подала документы в политехнический. Я успела вернуться еще до того, как стали известны результаты вступительных экзаменов. В Украину приехала только на три недели, на время отпуска Маргарет. Сообщение о том, что вернусь ненадолго, мои домашние восприняли без удивления.

— Если уж ты решила там работать, то с самого начала было понятно, что тебе не дадут отпуск на полгода, — объяснял Максим свою реакцию на эту новость. Только Оля бурно протестовала:

— Тебя не будет весь год? Нет, я этого не вынесу!

—Давай поговорим об этом потом, а теперь лучше покажите, что вы сделали с моими цветами в саду. В этот приезд все было совершенно иначе. Родные очень соскучились и спешили выполнить любое мое желание. Я привезла немного одежды для детей, которую нашла на распродажах, много сладостей.

— Ма, джинсы обалденные! Откуда ты знала, что именно такой фасон сейчас моден?! — просто вопила от восхищения Оля.

— Мне подсказала внучка той бабушки, у которой я работаю, — улыбаясь, объяснила я. — Мы вместе ходили по магазинам.

— Бомба! Девчонки умрут от зависти, — Олька крутилась перед зеркалом во все стороны.

Муж тоже не скупился на комплименты в мой адрес.

— Ты похорошела, похоже, заграница неплохо на тебя влияет, — он так ворковал, может быть, еще потому, что решил убедить меня купить новую машину.

— Погоди, а как же расширение дома? Мы же хотели…

— Ну, ты ведь снова едешь в Германию. Вот в следующий раз и вложим заработанные тобой деньги в дом.

— Как скажешь, дорогой, — согласилась я.

Кстати, Максим тоже заслуживал похвалы — он отлично справлялся с хозяйством. Три недели пролетели незаметно. Тут было так хорошо… Оля уже поступила в институт, а муж купил долгожданную машину, на которой мы поехали в Киев. Решили, что так будет проще.

Моя следующая поездка была похожа на предыдущую как две капли воды: страшная тоска по родным, зачеркивание каждого прошедшего дня в календаре и подсчет заработанных денег. На этот раз в свободные вечера я нанялась убирать у других людей. Уставала не сильно, работая у Хельги, поэтому и решила, что лучше больше зарабатывать, чём тратить. На смену частым звонкам домой пришли письма.

С каким нетерпением я ждала весточки от мужа и детей! Зачитывала до дыр каждый листочек. Родные писали обо всем на свете. Дети — про учебу, муж — о работе и ремонте дома. «Мне все-таки хотелось бы поставить окна деревянные, а не пластиковые, — писала ему в ответ. В Германии они считаются лучшими. Пластиковые плохо влияют на здоровье, не пропускают воздух. Я бы хотела, чтобы у нас были такие окна, как у Хельги…»

Мишке советовала сторониться плохих компаний. Олю просила старательно учиться и помогать отцу по дому. Дочь, в свою очередь, напоминала мне о модных одежках и обуви. Просила привезти наряды.

— Последнее время мне кажется, что в Украине всегда лето. Уже два года подряд я вижу здесь только солнце и цветы, — невесело смеялась, вернувшись, домой через год.

Невесело было потому, что меня ждали очередные рождественские праздники вдали от дома.

— Знаешь что, надо уговорить Маргарет давать мне более длительный отпуск, если хочет, чтобы я работала у нее. Иначе придется отказаться, — призналась Максиму. — Я так больше не выдержу, честное слово.

— Что, уже надоело? — муж не скрывал удивления.

—А ты спишь и видишь, чтобы сплавить меня подальше? Или у тебя кто-то есть? Ну-ка, признавайся!

— Ну, точно белены объелась! — ужаснулся Макс. — Пойми: такой возможности больше может и не быть! Ты ж сама говорила, что живешь припеваючи. Здесь невозможно найти нормальную работу, а там ты, особо не напрягаясь, прогуливаешься с немецкой старушкой, да еще и кучу денег домой привозишь…

— Ах, вот как! Значит, мне теперь до смерти за границей сидеть, потому что тебе так выгодно? Думаешь, это просто? Хельга, дай бог ей здоровья, может и меня пережить, а я, я… — не договорила, подбородок задрожал, а слезы сами покатились по щекам. — «Ну, перестань, я не это хотел сказать. Просто подумал, что еще

один раз продержишься до лета, а потом… В самом деле, нужно будет что-то другое придумать. Мишка через год окончит школу, к тому же, ты права: постоянно так продолжаться не может…

Перед отъездом, который, как сама себе обещала, должен стать последним, я получила еще один заказ.

— Мама, добавишь мне денег, чтобы можно было купить скутер? Я тут немного на каникулах заработал, но все равно не хватает, — попросил Миша.

Как я могла отказать своему любимому сыночку?! Теперь наша семья неуловимо изменилась. Все было по-другому. Появилось ощущение, что я — живой кошелек, из которого родные тягают деньги. Но сильнее всего меня обидел муж. Я рассчитывала, что он скажет: «Не уезжай, оставайся дома», но, увы… Я уехала и опять погрузилась в ежедневные обязанности и, несмотря ни на что, — в тоску по дому.

Времени, чтобы задуматься над своей жизнью, было много. Это правда: мои поездки дали нам возможность спокойнее вздохнуть в финансовом плане. Но где-то в душе таилось беспокойство, что я чего-то лишилась. Мы были крепкой, любящей семьей. И до недавнего времени я все знала о жизни своих детей: чем они занимаются, с кем встречаются, что их беспокоит. А теперь? Миша, правда, хорошо учится, но за ним нужен глаз да глаз. Олька нынче живет в городе… Лишь бы только никаких глупостей не натворила…

Я ужаснулась, подумав о том, что недавно пришлось пережить Ане со своей дочерью. И вспомнила все то, что говорил мой муж по этому поводу. Он всегда был противником подобных заработков. Помню, как критиковал Анюту, что за деньгами она уже ничего не видит, не заботится о детях, и что на самом деле у нее уже нет семьи, так, видимость одна. «А я?» — спрашивала себя. Правда, этим поездкам всего лишь о третий год, не так и много, но становилось ясно: что-то от меня ускользало. Мы теряли друг друга…

—Что мне с этого?— жаловалась я Анюте во время нашей встречи в местной кофейне.— Денег, правда, намного больше, но все равно не хватает. Стыдно признаться, но, когда я последний раз была в Украине, даже не сходила к врачу, а ведь обещала себе пройти все обследования! Не пошла к стоматологу, хотя мне уже давно нужно зубы подлечить. И не потому, что не было времени. Нет, просто оказалось, деньги куда-то разошлись. Не понимаю, что происходит.

— Поэтому я уже и не питаю иллюзий. Наверное, буду вкалывать тут до старости. Знаешь, у меня еще одна внучка родилась. Дочь не работает, поэтому все смотрят на меня, ждут помощи от мамы, — рассказывала Аня.

Ее история оказалась похожей на мою, но меня это совершенно не утешило. Наоборот, разозлило.

Во время телефонных разговоров с мужем я все чаше говорила о том, что хотела бы вернуться навсегда.

—Такая жизнь не для меня. Как же семья, как мы с тобой?— жаловаласья Максу, который, казалось, прекрасно меня понимает. — Я так скучаю…

—Я тоже очень скучаю по тебе. И мы скоро увидимся, ведь через два месяца ты приедешь, — утешал он.

Пришлось рассказать Маргарет о своих сомнениях.

—Я вернусь, но в последний раз. Поэтому прошу вас подыскать мне замену. Мне надо остаться на родине.

К счастью, Маргарет все поняла. А я гордилась, что мне удалось высказать эту просьбу по-немецки. Все-таки я очень даже неплохо выучила язык за это время.

— Света, пообещай, что поможешь найти хорошую женщину вместо себя, — попросила Маргарет. — И… знаешь что? Давай пока не будем ничего говорить моей маме. Нам только кажется, что она ничего не понимает…

Читайте продолжение далее…

Начало истории — здесь

© К расота от Здоровья

                 

Комментарии Facebook

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

Наверх