Я платила за их сладкую жизнь. 1 часть

               

Я платила за их сладкую жизнь (женская история). 1часть

В тот период я получила хороший урок от жизни: не стоит взваливать на себя слишком много, не то тебе сядут на шею, да еще и ножки свесят. Нет, такой ошибки я больше никогда не совершу. Никому нельзя позволять использовать себя.

Как ты сказала, в Германию? Ну, совсем сошла с ума… Куда мне в этом возрасте ехать? Да еще и за границу, — примерно так я отреагировала пару лет назад на предложение моей соседки и подруги Анюты.

Она уже несколько лет ездила в Германию на заработки. В последнее время Аня постоянно хвасталась. Она попала к какой-то пожилой женщине. Работать приходилось немного, а зарплата была очень высокой. В Украину соседка возвращалась редко и только на пару дней, жила теперь далеко — у самой голландской границы.

— Моя бабуля так привыкла ко мне, что не любит, когда я уезжаю на длительный срок. Но что поделаешь, если так сложились обстоятельства, — жаловалась Анюта.

Ее дочка выходила замуж. Требовалось организовать все как можно скорее, пока не стал слишком заметным животик. Невеста была беременна.

— Придется найти кого-то, кто бы меня заменил. Только нужна порядочная женщина. Не хочется обмануть доверие Маргарет, а она весьма придирчива, если речь идет о выборе сиделки для ее мамы. Слушай, а может, ты бы поехала вместо меня?— спросила вдруг приятельница.

— И как ты себе это представляешь? Языка не знаю, никогда не была за границей…

Идея Ани меня не прельстила, хотя перспектива денег, которые я могла бы заработать, произвела большое впечатление.

— Ничего не переживай женщина, за которой я ухаживаю, страдает болезнью Альцгеймера и почти ничего не помнит, практически не разговаривает, только изредка улыбается. Ее дочь, живущая через пару домов от нас, заботится о матери, но целыми днями работает. У нее большая фирма, дети, муж и очень мало времени. К тому же в Германии это нормальная практика: нанимать сиделок пожилым родителям,— объясняла Аня, а мне хотелось только одного: чтобы она замолчала и поскорее ушла.

— Работы будет немного. Самое главное — ежедневная прогулка со старушкой. Еще нужно готовить обед для вас двоих и скупаться в магазине неподалеку. Вот и все заботы. Есть время и кофе попить, и вздремнуть, жить станешь в красивой комнате с отдельной ванной, — уговаривала Аня.

— Ну, не знаю… Это все не для меня. Но я подумаю,— и чуть ли не вытолкала соседку из дома.

Забыть об этом разговоре у меня не получилось. Вскоре пришел с работы мой муж и спросил:

— Зачем Анька к нам приходила? Встретил ее по дороге домой, так она намекнула, что, мол, есть для тебя интересное предложение по работе. Так понимаю, это связано с Германией, да?

— А с чего это ты так разволновался? У меня пока еще есть голова на плечах, — сказала я, возясь с приготовлением обеда на кухне. — Сама решу, что делать.

—Да, конечно, я и не против… Но, может, перед тем как сказать Аньке «нет», все-таки стоит подумать?— не отставал Максим.

Я с грохотом поставила тарелки на стол.

— Ты с ума сошел?! Еще совсем недавно сам утверждал, что она поступает глупо, что если кто-то постоянно сидит за границей и только деньги зарабатывает, то с детьми потом проблемы. Как с ее Аленкой: еще школу не окончила, а уже забеременела…

—А кто тебе сказал, что ты должна там сидеть постоянно? Аня ведь говорила только о замене.

— Как я туда поеду? Языка не знаю…

— У тебя в техникуме был немецкий.

— Оставь меня в покое! Раз тебе так хочется, сам и поезжай, — сердито отрезала я.

Однако после этого разговора целый день думала над Аниным предложением. С одной стороны, очень страшно, но с другой… Деньги ох как нужны. Уже почти три месяца сижу без работы. Швейную фабрику, на которой работала с тех пор, как окончила техникум, закрыли, всех уволили. У Максима в фирме тоже дела все хуже. Дети еще учатся в школе, а недавно мы затеяли капитальный ремонт — захотели увеличить дом. Лишняя копейка очень бы пригодилась. Месяц в Германии — это три мои зарплаты здесь. Разговор с мужем заставил меня серьезно задуматься над предложением соседки.

На следующий день я побежала к ней с самого утра.

— Скажи, Аня, а как мне в Германию добраться?

— Из Киева есть поезд до Берлина, там пересядешь на поезд до Дюссельдорфа, а оттуда тебя заберет на машине Маргарет…

—Да я же все поезда перепутаю! — растерянно прошептала в ответ. — А документы? Как шенгенскую визу оформлю? Кто мне ее даст? Ты что! Я домоседка, куда мне в такие поездки?..

— Света, — терпеливо объясняла мне приятельница, — это все проще пареной репы. Главное — твое согласие, а оформление полностью беру на себя. У меня уже такие связи!

— Ну, а как же с моим нулевым немецким? Не уверена, что смогу хотя бы «здравствуйте» сказать.

— Возьми словари, книги и прямо с сегодняшнего дня начинай вспоминать то, что когда-то учила. Конечно, чтобы от этой поездки была какая-то польза, нужно остаться там месяца на два. Я пока дома посижу. Свадьба свадьбой, но мне тоже полагается немного отдохнуть. А ты тем временем заработаешь неплохие деньги… Вот так друг другу и поможем. Ладно?

Энтузиазм Анюты постепенно передался мне. Я с трудом дождалась, пока муж вернется с работы.

— Говоришь, на два месяца? Так ты заработаешь как раз столько, чтобы мы смогли купить весьма приличный подержанный автомобиль, — обрадовался Максим, который уже долгое время мечтал поменять нашу старую развалюху.

— Эй! Курица еще яйцо не снесла, а ты уже со сковородкой бегаешь. Лучше подумай, как вы без меня справитесь!

— Ой, даже не знаю. Соломенное вдовство—это не по мне, но уж как-то переживу, — Максим поцеловал меня в щеку, я шутливо оттолкнула его от себя.

—Да я не об этом. Ты-то выкрутишься, а как быть с детьми…

— Впереди летние каникулы. Сперва поедут к одной бабушке, потом — к другой. Кроме того, они же уже давно не маленькие, на горшок сажать не нужно, — подытожил супруг.

Время от майских праздников до даты отъезда пролетело незаметно. У меня начались перепады настроения: я то верила в себя, то сомневалась в собственных силах. Аня приходила ко мне ежедневно. Инструктировала по каждой мелочи. Хельга любит то, не любит это… Голова шла кругом.

Наконец настал день отъезда. Я никак не могла расстаться с детьми. Олю и Мишу, которым клятвенно обещала привезти замечательные подарки, как-то совершенно это не радовало. Они стояли рядом, вцепившись в мои руки, и плакали.

— Ну, все, хватит, мама опоздает на поезд, — подгонял детей Максим, у которого тоже стояли слезы в глазах.

Всю дорогу до Берлина я проплакала. Хотелось выйти из поезда и вернуться домой, к детям и мужу. Вовремя пересадки в Берлине, с которой, по словам Ани, легко справился бы даже ребенок, со мной чуть не случился инфаркт. К счастью, столкнулась с группой украинцев, приехавших сюда на экскурсию, они и помогли найти нужный перрон.

Под конец поездки так выбилась из сил, что не хотелось ничего. А моя недавняя вера в то, что все получится, испарилась окончательно. Я даже не была уверена, на той ли станции вышла. Но на платформе ко мне таки подошла женщина, в которой я узнала Маргарет. Аня часто показывала мне фотографии будущих работодателей.

Я запомнила все в таких мельчайших подробностях, потому что это было для меня необычайное приключение. Ведь до того никуда дальше нашего городка не выезжала. А теперь Киев, Берлин, Дюссельдорф…

Поначалу я ничего не понимала, не знала, как различить лекарства старушки, как запомнить все инструкции и указания, которые Аня написала мне в блокнот перед отъездом. От них не было почти никакого толку. Взять хотя бы этот случай с кофе, который я принесла хозяйке…

— Света! Света! — кричала мне Маргарет, держа в руках чашечку ароматного напитка.

Потом она быстро залопотала на немецком и швырнула кофе на пол. Я побежала за тряпкой. Маргарет вышла, хлопнув дверью. Через минуту вернулась и молча, протянула мне телефонную трубку. В ней я услышала испуганный и виноватый голос Ани.

— Светочка, прости меня, пожалуйста! — вздохнула соседка. — Забыла объяснить, как нужно заваривать кофе для Маргарет. Дамочка на этом просто помешана. Она очень вспыльчива, но, к счастью, отходчива. Маргарет уже сказала мне, что слишком резко отреагировала на происходящее. Сейчас тебе объясню, что и как нужно делать. Наливаешь в турку воды…

Я, молча, слушала. Еще никогда не чувствовала себя такой униженной. Казалось бы, что ужасного? Подумаешь, не такой кофе сварила! Но слезы градом бежали по щекам. Немного успокоилась только тогда, когда дочь Хельги пошла домой. Но все равно эти два месяца проходили в постоянном состоянии стресса. Очень тяжело в чужой стране, не понимая, чего от тебя хотят…

Я практически не замечала, в каком роскошном доме живу. По вечерам, уставшая от постоянного напряжения, засыпала как убитая. Даже не оставалось сил позвонить Максиму и детям. Слава богу, со старушкой не было почти никаких проблем. Она не требовала от меня долгих разговоров по душам — мы все равно не понимали друг друга. Чаще всего Хельга просто сидела у окна в кресле. Иногда могла ни с того ни с сего заплакать…

За эти два месяца я ни разу не выходила в город. Только в магазин и домой. Но перед самым отъездом решилась выскочить за покупками — нужно же родным подарки привезти. Уезжая, получила предложение приехать через год, чтобы опять заменить Аню. Я возвращалась, как воин-победитель из дальнего похода: увешанная презентами, с полным кошельком денег.

У меня все получилось. И лишь в поезде, когда улеглись эмоции, почувствовала, как все-таки сильно соскучилась по детям и мужу…

Приятно оказаться дома! Мой чемодан с подарками казался бездонным, стол завален всеми любимыми лакомствами родни. Дочка не отходила ни на шаг. Даже сын, несмотря на то, что ему исполнилось пятнадцать, позволил себя расцеловать. Я хвасталась успехами.

— Нисколько не сомневался, что тебя оценят по достоинству. Другой такой, как ты, нет, — Максим твердил это весь вечер за столом, потом ночью…

Заработанных денег хватило, чтобы покрыть самые неотложные расходы. Но наличные быстро закончились, и уже к ноябрю я стала подумывать: а не поехать ли снова. Оказалось, муж тоже об этом думал, потому что начал потихоньку меня уговаривать позвонить Ане.

— Ведь она там всех знает. Может, подыщет какую-то подходящую работу для тебя, — объяснял он, глядя на астрономические счета за строительные материалы. К моему удивлению, Аня объявилась первой.

— Светка, тут такое дело… Мне предложили другую работу, получше этой. Дочь Хельги умоляет, чтобы именно ты приехала вместо меня. Я объясняла ей, что у тебя дети, ты можешь только на замену, но она настояла, чтобы тебя поставили в известность, — объясняла Аня.

Я перебила ее:

— Анечка, я готова хоть сейчас. — Анюта была очень удивлена, что я тут же согласилась все бросить и ехать, — рассказывала мужу вечером.

— Зачем преувеличивать? Что тебе бросать? Ты ведь уже почти целый год не работаешь, — хмуро произнес муж.

—Ах, так? А кто все по дому делает? Готовит, убирает, стирает?

— Так это же все женщины делают, — хмыкнул он.

— Посмотрим, как ты запоешь, когда останешься один с детьми, — ехидно выпалила я. — А что будет с учебой Оли и Миши, подумал? Запустят ведь все. А Маргарет хочет, чтобы я осталась у них хотя бы до каникул.

— Правильно, не стоит ехать на два месяца. Не переживай, мы что-то придумаем. Может, твоя мама захочет приехать помочь… Если не твоя, то моя сто процентов будет заходить, готовить и убирать, — Максим рассуждал так, словно уже давно все обдумал.

— До завтра время есть. Я решу… — ответила со вздохом.

Читайте продолжение далее…

© К расота от Здоровья

                                               

Комментарии ВКонтакте

Комментарии Facebook

Комментарии WordPress всего: 1

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

Наверх